Токсичность химиотерапии для нервной системы

Обновлено: 30.09.2022

До недавнего времени диагноз "рак" звучал как приговор. В последние десятилетия многие злокачественные новообразования стали контролируемыми в результате разработок и внедрения новых прогрессивных технологий по диагностике и лечению.

Рак излечим, естественно, при своевременной и правильной диагностике и адекватном лечении. Информации о возможности излечиться от рака среди населения, к сожалению, нет. Сегодня существует необходимость довести до сведения людей информацию о возможностях и достижениях современной онкологии, что реально осуществимо через средства массовой информации.

Во всех развитых странах существует система профилактики и своевременного выявления злокачественных новообразований. ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России также проводил большую работу по профилактике и своевременному выявлению злокачественных новообразований путем проведения профилактических осмотров населения на предприятиях, в различных городах страны с выездом высококвалифицированных специалистов на места. Выявляемые больные с различными злокачественными опухолями направлялись в РОНЦ на лечение. Оказанная в ранних стадиях квалифицированная помощь, естественно, положительно сказывается на результатах лечения. К большому сожалению, в настоящее время эта работа практически не ведется из-за недостаточного финансирования здравоохранения.

Сегодня значительная часть пациентов обращается за медицинской помощью тогда, когда болезнь уже превратилась в диссеминированный процесс и не может быть излечена только с помощью хирургического вмешательства. Лечение таких больных является комплексным. В последние десятилетия, наряду с хирургическими и лучевыми методами, все чаще используется лекарственная терапия (гормонотерапия, иммунотерапия, химиотерапия).

Лекарственная терапия применяется на разных стадиях заболевания. В зависимости от степени распространения процесса больному может быть назначена предоперационная терапия, проведение которой переводит процесс из неоперабельного в операбельный; послеоперационная (профилактическая) терапия направлена на профилактику рецидивов.

Лекарственная терапия проводится и как самостоятельный метод лечения при диссеминированном процессе. Из всех видов лекарственной терапии опухолей химиотерапия, пожалуй, является наиболее токсичным видом лечения, поэтому вопросам информированности медицинского персонала и больных уделяется сегодня большое внимание.

Перед проведением химиотерапии больному необходимо детально объяснить цель проводимого лечения, ожидаемые положительные и отрицательные явления, которые могут возникнуть при проведении терапии. В идеале вся информация о предстоящем лечении, вероятности и тяжести побочных реакций, а также об обязанностях пациента и медперсонала должна быть включена в письменное информированное согласие, которое пациент подписывает перед началом лечения. Так делается, например, при проведении хирургических вмешательств. К большому сожалению, такая форма до сих пор не получила широкого распространения в химиотерапевтической практике и применяется только в случаях назначения новых препаратов и нестандартных схем лечения, а также при участии больного в международных клинических исследованиях. Между тем, проблема эта является актуальной, поскольку зачастую химиотерапия несет не меньший риск, чем оперативное вмешательство, и больной должен, безусловно, владеть полной информацией о предстоящем лечении.

В любом случае в обязанности врача и медсестры входит детальное обсуждение с пациентом всех вопросов предстоящего лечения. Больной должен быть проинформирован о серьезности проводимой терапии, а также о возможности и предполагаемых сроках возникновения побочных реакций, которые, как правило, проходят самостоятельно, без специального лечения, но иногда могут потребовать назначения симптоматических средств, госпитализации и т.д. Отсутствие своевременно назначенной симптоматической терапии в ряде случаев может привести к серьезным последствиям вплоть до летального исхода. Возможно, больного не стоит пугать такими мрачными перспективами, однако, следует проинструктировать его о тех мерах, которые он должен предпринять в случае возникновения тех или иных осложнений или каких-либо других проблем, связанных с состоянием здоровья. Важно объяснить больному, что для врача и медсестры представляют интерес любые изменения в самочувствии, даже если на первый взгляд они не заслуживают внимания.

Медсестра, в свою очередь, должна незамедлительно информировать лечащего врача обо всех изменениях в состоянии здоровья пациента, которые она заметила за время своего дежурства.

Пациент обязательно должен иметь возможность сообщить обо всех возникающих изменениях в самочувствии также и в тех случаях, когда он получает лечение амбулаторно или тогда, когда побочные реакции развились в период пребывания дома. Для этого необходимо сообщить ему номер телефона лечащего врача или отделения, в котором он получает лечение. В ряде случаев совет по устранению тех или иных побочных реакций может быть дан просто по телефону. Желательно, чтобы больной владел также информацией о том, какие препараты были введены ему во время лечения.

Залогом успешного лечения является строгое соблюдение пациентом и медперсоналом рекомендаций по проведению пре- и постмедикации, направленных на снижение риска возникновения нежелательных побочных реакций. Не менее важным является также соблюдение установленных сроков лечения и обследования, что обеспечивает максимальную эффективность терапии.

Все это возможно только в случае тесного контакта и доверительных отношений между медперсоналом и больным.

Немаловажное значение имеет и качество жизни больного, то есть его собственная оценка физического и психологического состояния, а также взаимоотношений в социуме в период лечения и после него. В конечном счете, качество жизни является наилучшим показателем общего состояния пациента. В настоящее время разработаны и широко используются при проведении клинических исследований специальные анкеты, позволяющие оценить качество жизни пациента на любом этапе лечебного процесса.

На улучшение качества жизни в процессе противоопухолевой лекарственной терапии направлена поддерживающая терапия, заключающаяся в профилактике и лечении побочных реакций и отдельных симптомов болезни, а также психо-социальной поддержке онкологических больных.

По срокам возникновения побочные реакции бывают непосредственными, ближайшими и отсроченными.

Непосредственные нежелательные явления возникают сразу же во время введения препаратов или в течение первых суток лечения. К ним относятся покраснение кожи, отеки, аллергические реакции, повышение температуры тела, головокружение, ощущение стеснения в груди, повышение артериального давления, сердцебиения, тошнота, рвота, резкая слабость, ломота в теле, сыпь, жидкий стул и др. Применение пре- и постмедикации и внимательное отношение к пациенту в момент введения препаратов позволяют избежать многих побочных явлений, таких как аллергические реакции, некрозы в местах инъекции, тошнота, рвота.

При современных схемах лечения, когда все чаще используются длительные инфузии, ежедневное введение препаратов в течение длительного времени или несколько введений в течение суток, все шире стали применяться различные виды катетеров, позволяющие минимизировать травматизацию периферических вен. Простыми в использовании являются периферические катетеры, которые могут находиться в вене в течение нескольких суток. Для центральных катетеров допускается нахождение в организме в течение более длительного времени при условии своевременной и качественной обработки, которая может осуществляться дома самим пациентом, получившим соответствующие инструкции. Применение катетеров позволяет избежать таких осложнений как флебиты. При постановке катетера в вену медперсонал должен разъяснить больному, на какие симптомы следует обращать внимание (припухлость в месте стояния катетера, чувство жжения, покраснение кожи, повышение температуры тела). О появлении всех этих симптомов больной сразу же должен сообщить медсестре, а та, в свою очередь, должна немедленно проинформировать врача и совместно с ним принять меры по устранению этих явлений.

Правильное применение адекватных доз антиэметиков позволяет избежать таких неприятных побочных явлений как тошнота и рвота, которые характерны для многих противоопухолевых препаратов. Эти осложнения при крайней степени выраженности чреваты такими серьезными последствиями как обезвоживание организма, нарушение водного и электролитного равновесия, могут способствовать расхождению краев раны у оперированных больных, возникновению аспираторных пневмоний. Из всех осложнений химиотерапии тошнота и рвота, пожалуй, в наибольшей степени ухудшают качество жизни больных, а при отсутствии адекватного противорвотного сопровождения иногда становятся причиной отказа от лечения.

Комбинированное применение противорвотных препаратов Зофран, Навобан, Китрил и др. в сочетании с кортикостероидами обеспечивает наилучшую защиту от этих явлений. Сегодня существуют различные лекарственные формы антиэметиков: растворы, свечи, таблетки. Не утратил своего значения и метоклопрамид (Церукал, Реглан), который может быть использован не только для профилактики острой тошноты и рвоты, вызванной умеренно эметогенными цитостатиками, но и для профилактики отсроченной тошнота и рвоты, а также для борьбы с икотой. Определенным противорвотным эффектом обладают препараты и некоторых других фармакологических групп: тазепам, аминозин, галоперидол и др.

Помимо применения лекарственных препаратов, для профилактики тошноты и рвоты рекомендуется проводить и диетические мероприятия: необходимо принимать пищу небольшими порциями, не употреблять жареную, жирную пищу, цельное молоко, избегать приема большого количества жидкости во время еды и приема пищи непосредственно перед введением препаратов. Применение кислых продуктов (лимоны, клюква) может облегчить состояние тошноты и предупредить рвоту. В отличие от лекарственных назначений, которые все-таки чаще выполняются врачом, рекомендации по правильному питанию вполне могут быть разъяснены медицинской сестрой.

Несколько слов следует сказать и о так называемой предварительной тошноте и рвоте, которые появляются уже при одном виде препаратов, медперсонала, здания клиники, от ожидания лечения и воспоминаний о нем. Как правило, это результат неадекватной противорвотной терапии во время предыдущих курсов. Предварительные тошнота и рвота носят психогенный характер, поэтому в этой ситуации стандартные антиэметики не эффективны. Предлагается применять отвлекающую терапию: просмотр телевизионных передач во время лечения, музыка, чтение, эмоциональная и психологическая поддержка, гипноз, психотерапия.

Ближайшие нежелательные побочные явления возникают в течение 7-10 дней после лечения и чаще всего проявляются снижением показателей крови, нарушением функции печени, почек, воспалением слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, изменением со стороны нервной системы и др.

Одним из наиболее мучительных и часто встречающихся в этот период осложнений является повреждение слизистой оболочки полости рта вплоть до язвенного стоматита, при котором из-за выраженной болезненности утрачивается способность принимать жидкость и пищу. Развитию стоматита способствуют очаги инфекции в ротовой полости (в т.ч. кариозные зубы, отсутствие должного ухода за полостью рта). В этой ситуации крайне важным является проведение соответствующих симптоматических мероприятий (санация полости рта дезинфицирующими растворами, смазывание язв облепиховым и/или шиповниковым маслом, солкосерилом, актовегином, полоскания анестетиками в случае выраженного болевого синдрома). Информацию о методах лечения стоматита пациент должен получить от врача и медицинской сестры. В случае же тяжелого общего состояния больного выполнение этих мероприятий целиком возлагается на медицинскую сестру.

Снижение показателей периферической крови является частым осложнением химиотерапии и в случаях крайней выраженности может приводить к возникновению инфекционных осложнений на фоне глубокого и длительного снижения числа лейкоцитов или к кровотечению на фоне выраженного снижения числа тромбоцитов. Больной обязательно должен знать, что общий анализ крови необходимо производить строго в указанные врачом сроки. Убедить его в этом будет просто, если объяснить, что информация о показателях крови в промежутке между циклами химиотерапии необходима для правильного расчета дозы препаратов при очередном курсе лечения. Необходимо также ориентировать больного в отношении возможного повышения температуры тела, которое может быть первым и единственным признаком начинающегося инфекционного осложнения, и эта ситуация требует обязательного проведения антибактериального лечения в условиях стационара.

Больной должен знать также, что появление носовых кровотечений и/или синяков или мелкоточечных кровоизлияний на коже (петехий) на фоне снижения числа тромбоцитов является первым и грозным признаком геморрагического синдрома и также требует немедленной госпитализации и проведения соответствующей симптоматической терапии.

Отсроченные нежелательные побочные явления проявляются в виде нарушения функции различных систем и органов (сердечной и нервной систем, почек, печени и др.) Лечение этих осложнений, как правило, осуществляется врачом и соответствующими специалистами (невропатолог, кардиолог).

Несколько слов еще об одном отсроченном осложнении химиотерапии. В результате использования большинства цитостатиков, как правило, отмечается интенсивное выпадение всех видов волос, в том числе ресниц и бровей. Эта побочная реакция никоим образом не угрожает жизни пациента, однако, воспринимается больными зачастую как самое тяжелое из осложнений, особенно если пациент - женщина. Потеря волос существенно ухудшает качество жизни больных, особенно, если учесть, что большинство из них, при условии хорошего общего самочувствия, совмещают лечение с профессиональной деятельностью. Иногда информация о возможной потере волос является единственной причиной отказа от лечения.

В связи с этим следует, во-первых, упомянуть о существующей возможности сохранения волос в период проведения химиотерапии. С этой целью применяется гипотермия волосистой части головы с помощью специальных шлемов, заполненных охлажденным гелем, которые плотно одевают за 30 мин. до начала введения препарата и снимают через 40-60 мин. после окончания введения. К сожалению, эффективность этого метода не абсолютна и применима лишь для тех препаратов, которые вводятся струйно или в виде инфузии, продолжающейся не более 30 мин.

Во-вторых, в этой ситуации крайне важна правильно преподнесенная информация. Пациент должен знать, что данное побочное явление преходящее, и волосы начинают отрастать через 1-2 месяца после окончания терапии. Кроме того, может быть предложено ношение париков или косынок. Важно объяснить, что эти меры временные, что они гораздо менее важны на данном этапе, чем эффективность лечения, наконец, что они не уродуют внешность, а только изменяют ее на некоторый промежуток времени.

Залогом успешного лечения больного онкологической клиники, как впрочем, и любого другого пациента, является тесное взаимодействие и взаимопонимание как минимум трех звеньев лечебного процесса: пациента, врача и медицинского персонала среднего звена, т.е. медицинской сестры, поэтому крайне важно наладить психо-эмоциональный контакт с больным уже в самом начале лечения. Это обеспечит комфортные условия лечения не только для больного, но и для медицинского персонала.

Осложнения после химиотерапии

Осложнения после химиотерапии в той или иной комбинации симптомов разной выраженности обязательны при каждом цикле, поэтому клинические исследования учитывают эффективность химиопрепарата, спектр и частоту встречаемости побочных реакций. При противоопухолевой терапии невозможен баланс между результативностью и токсичностью, что обусловлено неизбирательным действием лекарств.

Виды осложнений после химиотерапии

Химиотерапия (ХТ) вредит каждой клетке организма, только прошедшие полноценный этап развития здоровые клетки более устойчивы к цитостатикам. Злокачественные клетки растут быстрее, пренебрегая собственной структурой, их главная задача — стремительность размножения. Первый контакт злокачественной опухоли с противораковым лекарством смертелен для её клеток, но дальше создается система защиты от ХТ, что позволяет ей выживать и захватывать новые области.

Не устойчивы к химиотерапии и быстро созревающие нормальные клетки, как лейкоциты и тромбоциты, половые и формирующие слизистые покровы, потому что их популяции не запрограммированы на длительное существование.

По механизму развития осложнения после химиотерапии подразделяются на 4 больших группы:

  • обусловленные действием препарата, включая местное повреждение и системные специфичные для определенного цитостатика и характерные для всех лекарств эффекты. Пример местной реакции — цистит после иринотекана, системного специфического повреждения — пневмотит после блеомицина, неспецифического — лейкопения;
  • обусловленные нарушениями иммунитета, в том числе аллергические и аутоиммунные процессы. Например, на таксаны развивается системная аллергия вплоть до анафилаксии, общее снижение иммунной защиты проявляется легкостью развития воспалительных заболеваний и активацией вируса герпеса;
  • непереносимость ХТ, так отсутствие клеточного фермента приводит к необыкновенно высокой токсичности фторурацила;
  • неблагоприятное взаимодействие лекарств особенно ярко проявляется при комбинированной ХТ, так таксаны с цисплатиной вдвойне вредят нервной системе.

Осложнения возникают в разное время:

  • острые — во время введения цитостатика и в первые сутки после ХТ;
  • ближайшие случаются на вторые сутки после цикла;
  • отсроченные развиваются после 7 суток;
  • отдаленные — минимально через месяц и могут появиться через годы.

Со стороны пищеварительной системы

Побочные эффекты со стороны слизистых оболочек составили химиотерапии плохую славу:

  • тошнота и рвота в ближайшее время;
  • отсроченные мукозиты — отсроченное разрушение слизистых ротовой полости (стоматит), пищевода (эзофагит), желудка (гастрит), тонкой кишки (энтерит), толстого кишечника (колит) и прямой кишки (ректит);
  • гепатотоксичность появится в отдалённый период, после нескольких курсов терапии.

Тошноту, а особенно рвоту, можно предотвратить и уменьшить. Мукозит разнообразен по выраженности и локализации, начинается с воспаления и отека, дальше формируются участки омертвения от микроскопических до видимых. При стоматите невозможно ни пить, ни есть, эзофагит и гастрит проявляется изжогой, поражение кишки — нарушениями стула, всегда беспокоит боль, подташнивание и анорексия.

Токсическое поражение печени формируется исподволь, когда изменяется только биохимия крови, печеночная ткань сама не болит, боль вызывается растяжением капсулы при увеличении печени. В тяжелых случаях возможна желтуха с температурой и интоксикацией, но самое опасное — печеночная недостаточность острая или через несколько лет в результате фиброза печени.


Со стороны иммунной системы

Действие ХТ на иммунитет чаще всего проявляется легкостью инфицирования, когда после курса «цепляются» бесконечные простуды, активизируются безвредно живущие на слизистых оболочках грибы, приводя к затяжной молочнице. Крайний случай иммунной супрессии — пневмония.

Иммунотерапия моноклональными антителами избыточно активирует систему защиты, приводя к аутоиммунным проявлениям. Иммуноопосредованная токсичность охватывает несколько систем органов, проявляясь аутоиммунным гепатитом, пульмонитом, поражениями кожи и сосудов, как правило, с интоксикацией, температурой и ухудшением состояния.

Со стороны кровеносной системы

Особенность большинства химиопрепаратов — раздражение слизистой кровеносных сосудов, которую снижают изменением технологии внутривенного введения. В большей мере от цитостатиков страдают вены верхних конечностей, получающие контактный химический ожог.

Некоторые лекарства приходится вводить либо очень быстро — болюсом, другие, наоборот, очень медленно капельно, затрачивая на одно введение от пары часов до нескольких суток. Клинически повреждение сосудов проявляется флебитами: болью и внутренним воспалением, отеком и покраснением кожи над сосудом. Воспаленная слизистая утолщается, замедление тока крови приводит к тромбозу. После неоднократного введения цитостатика просвет вены сужается и может полностью облитерироваться.

Особый вид осложнения химиотерапии экстравазация — разрыв сосуда с выходом химиопрепарата в окружающие ткани. Это происходит не из-за неловкости медсестры, расслаивается хрупкая сосудистая стенка, неоднократно пережившая ожог цитостатиком.

Со стороны опорно-двигательного аппарата

Скелет страдает от длительной гормональной терапии, для бисфосфонатов специфичен некроз нижней челюсти. Химиотерапия повреждает слизистую суставов, аналогично мукозиту, что проявляется воспалением с отеком, болью и ограничением движений. Иммунные и таргетные препараты приводят к аутоиммунным артритам.

Поражение цитостатиками мышечного скелета опосредовано нейротоксичностью, когда мышечные судороги и боль вызываются повреждением нервов, но не самой мышечной ткани.

Со стороны нервной системы

Нейротоксичность противоопухолевой терапии заслуживает отдельного разговора. Побочный эффект присущ нескольким группам цитостатиков и проявляется повреждением периферических нервов и нечасто — головного и спинного мозга. В подавляющем большинстве нарушается чувствительность, движения страдают реже.

Определены критичные дозы лекарств, сопряженные с развитием нейротоксичности, время развития повреждения вариабельно, может появиться и через несколько месяцев после завершения лечения. Особенность — в продолжительности клинических симптомов, у некоторых пациентов полного восстановление не случается.

Органы-мишени

Некоторые препараты имеют сродство к определенным клеткам. С одной стороны, это полезное таргетное свойство, позволяющее целенаправленное убийство злокачественных клеток. В схемы терапии плоскоклеточного рака кожи включают накапливающийся в эпителии блеомицетин, но скопления метаболитов лекарства в легочном эпителии приводит к «блеомициновому легкому» с затяжной пневмонией и легочной недостаточностью.

Другой пример органа-мишени для цитостатика — повреждение почечных канальцев цисплатиной, приводящее к развитию почечной недостаточности. Аналогично работают и антрациклины, избирательно повреждающие клетки миокарда.

Орган-мишень для иммуно-онкологических препаратов — лимфоциты, их активация помогает бороться с меланомой и раком легкого, но с другой стороны они вызывают специфические иммунологические побочные эффекты, описанные выше.


Внешность

Все цитостатики «портят» не только слизистые, но и кожу, делая её бледной и вялой. Страдают придатки кожи — волосы и ногти, они плохо растут, тусклые и расслаивающиеся. Волосы выпадают и истончаются.

Большинство препаратов не вызывает тотального облысения — алопеции, но частичная алопеция с пушащимися от внутренней слабости волосками и гнездами проплешин травмирует женщину не меньше полностью лысой головы. Впоследствии волосы изменяют цвет и структуру — утолщаются и завиваются.

Иммуно-онкологические препараты вызывают специфическое воспаление кожи с последующим обильным шелушением стоп и ладоней или распространенными прыщами — акне. Все проявления уходят без следа — шрамов не остается, но до полного восстановления проходит несколько месяцев моральных страданий.

Самочувствие после химиотерапии

Самочувствие после химиотерапии зависит не только от использованной комбинации лекарств и их доз, но и от исходного состояния здоровья, пола — у женщин осложнений больше, и психологических особенностей. Однозначно, что после цикла самочувствие хуже, чем до него.

Все циклы переносятся по-разному, и побочные реакции после первой химиотерапии не похожи на токсичность последующих циклов. Негативные проявления со стороны крови, сердечной мышцы, почек и нервной системы могут усугубиться. Мукозит, наоборот, протекает легче, потому что уже погибли самые чувствительные пласты слизистых клеток и вместо них образовалась прочная рубцовая ткань.

Самочувствие можно улучшить, ускорить восстановление тканей тоже возможно, при будущем курсе часть побочных реакций удается перевести в легкую степень или серьёзно нивелировать, как это умеют делать в нашей клинике.

Степени осложнений

Побочные эффекты по выраженности классифицируют так:

Для каждого цитостатика в процентах рассчитана токсичность 3-4 степени, но использование комбинаций лекарств может привести к внеплановым последствиям.

Сколько времени длятся побочные эффекты?

Продолжительность токсических явлений зависит от скорости восстановления поврежденной ткани, стандартное время — 21 день, за этот срок полностью восстанавливается кишечная слизистая и костный мозг. Для восстановления лейкоцитов и тромбоцитов достаточно недели, эритроциты потребуют более 4 месяцев.

Мукозиты могут растянуться на пару недель, но уже к концу первой недели симптоматика уменьшается.

Восстановление печени и почек, нервной системы может занять до года без каких-либо гарантий на 100% репарацию.

Волосы начинают расти к началу следующего цикла, ногти полностью сменяться через полгода.

Обследование после химиотерапии

Диагностика осложнений химиотерапии осуществляется при осмотре и по анализу крови — биохимическому и клиническому с лейкоцитами и тромбоцитами.

Анализ крови покажет истинную степень угнетения кроветворения, поэтому его сдают часто, после восстановления показателей достаточно сделать перед следующим циклом.

Мукозит потребует дополнительного обследования только при 3-4 степени. Поражение печени и почек первоначально обнаруживают по биохимии крови.

При симптомах неблагополучия со стороны сердечно-сосудистой системы необходимо безотлагательное обследование с ЭКГ, эхокардиографией и специфическими кардиальными маркерами в крови.

Что делать после химиотерапии?

После окончания химиотерапии надо жить дальше, не замыкаясь в болезни и не погружаясь в прошедшие переживания. Дальнейшее наблюдение, возможно, потребует физической и психологической реабилитации.

Активный отдых — хорошее продолжение восстановления после химиотерапии, можно вернуться на работу, главное —уйти от неприятных воспоминаний тягот лечения.

В нашей клинике каждому пациенту составляется индивидуальный план наблюдения с графиком обследований, о которых пациента известят звонком, предлагая удобное время визита. Наблюдение после лечения злокачественного заболевания — наша забота, пациент должен жить дальше без лишних проблем.

Лечение осложнений

Лечение осложнений в традиционном плане не всегда возможно. Хорошо контролируется рвота, лекарства отлично справляются с лейкопенией, при высокой вероятности 3-4 степени угнетения белого ростка крови и до появления лейкопении — заблаговременно начинается введение колониестимулирующих факторов.

Нет специфических препаратов для купирования нейротоксичности химиотерапии, поэтому актуальна потребность в физиотерапии и разнообразных методиках нейрореабилитации.

При осложнениях со стороны органов ЖКТ, преимущественно слизистых и печени, возможно только симптоматическое лечение, поэтому так важен профессионализм врачебной команды и возможности клиники в организации интенсивной терапии и проведении вспомогательного восстановительного лечения, подборе адекватного питания.

Беременность после химиотерапии

Цитостатическая терапия не способствует репродукции и во время лечения беременность практически исключается. Немногочисленные исследования показали неопасность беременности для излечившихся от злокачественной опухоли, но ремиссия рака не совсем подходящее время для продолжения рода. После завершения химиотерапии беременность должна быть не только плановой, но и продуманной, следует помнить, что рак — хроническое заболевание, о полном излечении можно говорить по прошествии десятилетия.

Прием тамоксифена может поспособствовать неплановой беременности, поэтому молодым женщинам рекомендуется контрацепция. Адекватный способ предохранения предложит гинеколог, специализирующийся на онкологической патологии.

Секс после химиотерапии

Никаких препятствий для сексуальных отношений не существует, если купированы токсические реакции химиотерапии. При молочнице и других неблагоприятных симптомах со стороны слизистой оболочки половых путей — наследии противоопухолевого лечения у женщины, о перспективах возвращения к половой жизни необходимо посоветоваться с гинекологом.

Химиотерапия неблагоприятно сказывается на потенции, но с течением времени эректильная дисфункция должна пройти, но лучше обсудить проблемы с андрологом-урологом, сегодня выпускается достаточно средств для купирования временных проблем интимной жизни.


Месячные после химиотерапии

Средний срок восстановления менструального цикла после завершения последнего цикла химиотерапии — 6 месяцев, но до первых месячных может пройти и существенно меньший срок, всё зависит от гормонального возраста женщины. У входящей в климактерический период женщины лекарственная аменорея может плавно перетечь в постменопаузу без менопаузы — последней менструации.

Продолжительность жизни после химиотерапии

Продолжительность жизни онкологического больного определяется течением злокачественного процесса. Несмотря на устойчивый миф о высокой частоте смертности «от химиотерапии», от токсичности погибает ничтожно малое число пациентов — тысячные доли процента. Подавляющее большинство онкобольных умирает от прогрессирования заболевания, когда объем опухолевых масс уже не совмещается с продолжением человеческой жизни.

Наблюдательные исследования доказали большую частоту сердечно-сосудистых болезней и вероятность развития вторых злокачественных процессов через несколько десятилетий после лечения рака, но пока нет доказательств, что противоопухолевая терапия сокращает жизнь излечившихся от первичного злокачественного процесса.

Инвалидность после химиотерапии

Получение инвалидности после завершения радикального лечения злокачественного заболевания не обязательная опция. Инвалидность, как и пребывание на больничном, свидетельство нетрудоспособности, только более продолжительной.

Надо понимать, что инвалидность дается не на всю оставшуюся жизнь, а только на время сложной терапии и последующего восстановления. Группу без права работы могут дать на год, её снимут через год-два при отсутствии рецидива заболевания, либо присвоят «рабочую» 3-ю группу.

Если пациенту до достижения пенсионного возраста осталось менее 2 лет, можно претендовать на досрочную и пожизненную пенсию по инвалидности. Более молодым приходится возвращаться к трудовой деятельности, что очень непросто в статусе «бывшего» инвалида. Перед освидетельствованием на группу инвалидности следует основательно подумать — стоит ли это делать.

Профилактика осложнений после химиотерапии

Вероятность осложнений заложена в саму суть химиотерапии, часть побочных реакций можно ослабить, но невозможно предотвратить токсичность на 100%. В практической онкологии предупреждают рвоту и лейкопению, специфическая профилактика остальных неблагоприятных последствий не разработана. Онкологическая наука предлагает активно следить за состоянием и анализами, и при малейших неблагоприятных сдвигах начинать помогать организму пациента справляться с наименьшими потерями для здоровья.

Профессионализм химиотерапевта и лечебно-диагностические возможности клиники позволяют поддерживать защитные силы организма до начала цикла и во время него. В нашей Клинике не только проводят мониторинг показателей и самочувствия, но предлагают специальную нутритивную поддержку, разнообразные восстановительные процедуры и методики купирования токсичности.

Полинейропатия после химиотерапии

Полинейропатия после химиотерапии — токсическое повреждение нервных клеток встречается много чаще, чем на неё обращают внимание. Прогрессирующее неврологическое осложнение способно нарушить лечебные планы, при этом на его купирование уйдут долгие месяцы, а в это время опухоль продолжит увеличиваться. Именно поэтому врачу и пациенту приходится выбирать между плохим и очень плохим вариантом развития клинического события, не акцентируя внимания на легких и умеренных неврологических неприятностях.

Полинейропатия при онкологии

Побочные эффекты лекарств портят пациенту жизнь, требуют снижения дозы и увеличения интервалов между введениями, но при химиотерапии токсические реакции — обыденность, обусловленная генетическим родством злокачественных и нормальных клеток. Повреждение нервной системы характерно для небольшого числа цитостатиков, некоторых таргетных и иммуно-онкологических препаратов.

Повреждение головного мозга лекарственными препаратами отмечается очень редко — менее 3%, как правило, это не стойкое осложнение полностью регрессирует и в последующей жизни о себе не напоминает, что показало обследование излеченных от злокачественных опухолей яичек.

Повреждение периферических нервов — периферическую полинейропатию более 60% пациентов испытывают от месяца до трёх после завершения химиотерапии, через полгода симптомы остаются у каждого третьего, каждому десятому ХТ оставляет неврологические последствия на всю жизнь.

Особенность повреждения нервной системы при противоопухолевой терапии:

  • в инициации патологии определёнными лекарственными средствами, а не всеми цитостатиками;
  • в появлении патологии при определенной суммарно введённой дозе;
  • в невозможности прогнозирования её течения;
  • в преимущественном нарушении периферической чувствительности;
  • в продолжительности симптомов;
  • в нередком усилении проявлений после завершения химиотерапии;
  • в невозможности профилактики осложнения.

Каждый лекарственный препарат формирует определенную клиническую картину нейропатии, отличную от симптомов после других цитостатиков.

Причины полинейропатии

Причина токсичности в отсутствии избирательности повреждений, ведь химиопрепарат повреждает любые клетки, а не только злокачественные. Злокачественные опухоли более чувствительны к лекарствам и не способны к восстановлению повреждений, но вырабатывают устойчивость, что и позволяет раку прогрессировать.

Нейротоксичность характерна для препаратов платины, таксанов, винкаалколоидов, возможна при использовании антиметаболитов.

Частота повреждения нервной системы при применении:

  • винорельбина — у 60% проявляется запорами после нескольких введений;
  • гемцитабина — 3% полинейропатий и 10% сонливость;
  • доцетаксела — 50%, но не требует изменения химиотерапии;
  • иринотекана — 80% холинэргический синдром во время капельницы;
  • карбоплатина — менее 15%;
  • оксалиплатина — у 50% в ближайшие дни после введения;
  • паклитаксела — 60% при высокодозном режиме, но с мизерной средней и тяжелой степенью повреждения — до 3%;
  • цисплатина — 85% при дозе более 500 мг, у 30-50% не отмечается полной регрессии клинических симптомов;
  • фторурацила — 5%.

Использование многокомпонентных комбинаций приводит к усилению нейротоксичности и более раннему её появлению, но эффективнее борется с раковым процессом и увеличивает продолжительность жизни.

Способствуют развитию неврологических повреждений при химиотерапии: дефицит витаминов группы В и особенно витамина D, опухолевая интоксикация и недостаточность питания из-за тошноты и рвоты.

Механизм возникновения

Точный механизм повреждения нервных клеток неизвестен, предполагается, что лекарственное средство из крови проникает в межклеточную жидкость, оттуда диффундирует внутрь клетки, где повреждает белок тубулин и другие белки.


У каждого препарата своя «точка приложения» к тубулину: таксаны разбивают его микротрубочки, платиновые производные — денатурируют, винкаалколоиды разбирают на составляющие.

Процесс повреждения белка цитостатиком во всех клетках одинаков, последствия его разнообразны:

  • дегенерация нервных отростков — аксонопатия;
  • дегенеративные изменения тел нейронов — нейронопатия;
  • разрушение покровной миелиновой оболочки нервов — миелинопатия на всем протяжении или частично.

Виды и симптомы полинейропатии после химиотерапии

Нейротоксичность по клиническим проявлениям разделяется:

  • на редко встречающуюся центральную — повреждение ткани головного или спинного мозга, как правило, при введении цитостатика в спинномозговую жидкость, что проявляется энцефалопатией с судорогами и нарушением сознания, головными болями и вегетативными кризами;
  • периферическую — самую частую с разнообразными проявлениями в зависимости от локализации поражения и типа нарушенных волокон.

Периферическая нейротоксичность может давать симптомы:

  • поражения лицевых — черепно-мозговых нервов, что обозначают как краниальная нейропатия, с клиникой тройничного или лицевого неврита, онемением подбородка или повышением чувствительности носогубного треугольника;
  • нарушения иннервации конечностей, распространяющиеся симметрично и, как правило, снизу-вверх, что именуют дистальной нейропатией;
  • со стороны вегетативной нервной системы с резко изменяющимся на короткое время потоотделением, дрожью, усилением перистальтики и мочеиспускания, резким падением давления при вставании или похолодевшими руками, всю эту разнообразно проявляющуюся группу именую сегментарными нарушениями вегетатики.

В свою очередь в зависимости от типа повреждённых нервных волокон дистальная нейропатия может быть:

  • чувствительной или сенсорной с онемениями, извращенной кожной чувствительностью, болью;
  • двигательной или моторной со снижением силы, неадекватностью функции мышц, мешающей нормально ходить и стоять;
  • смешанной.

Разделение полинейропатии по степени тяжести несовершенно и базируется на ощущениях пациента, с не отражающейся на качестве жизни легкой степени и до 4 степени с утратой движений.

По времени развития относительно курса химиотерапии токсическая постхимиотерапевтическая полинейропатия бывает острой и хронической, то есть сразу же или после завершения всего курса ХТ, причём острая нередко перетекает во вторую.

Клиническая феноменология ХПН

Симптомы поражения нервного отростка — аксонопатии манифестируют на несколько недель и даже месяцев позже поражения нейрона — нейронопатии.


Платиновые производные преимущественно вызывают нарушения чувствительности в ногах, что дестабилизирует походку, не дает стопе ощущение пола, отчего пациенту приходится глазами выбирать место для постановки стопы. Возможно присоединение моторного компонента с судорогами в мышцах. После завершения ХТ проявления полинейропатии уменьшается очень медленно, возможно даже нарастание на протяжении 3 месяцев — симптом инерции.

Пактитаксел инициирует нарушения чувствительности, как правило, «бегающие мурашки» и онемение, причём чаще ног, чем рук. Характерно ощущение «горящих» подошв, особенно после высокодозной ХТ. Двигательные нарушения нетипичны также, как и вегетативные. Нормализация может затянуться до года.

Доцетаксел поражает чувствительные волокна, частота симптомов возрастает при наборе суммарных 500 мг, но практически невозможна тяжелая степень полинейропатии. У каждого 5-6 пациента развивается астения — слабость.

Винорельбин начинает портить жизнь не сразу — после месяца еженедельных инъекций, часто нарушается чувствительность пальцев рук, снижается перистальтика ЖКТ, что проявляется запорами, но самое частое осложнение — астения у шести из десяти пациентов, когда они жалуются на сильную усталость именно от лечения.

Оксалиплатин изменяет чувствительность рук с покалыванием кончиков пальцев, причём нарушения приходят очень рано — буквально после первой дозы, максимума достигают на 3 день. Между введениями всё как будто нормализуется, но на следующем курсе повторяется и более интенсивно. Особенность — 3 месяца после ХТ симптоматика полинейропатии самая яркая, потом начинается улучшение, через полгода после ХТ на первый план выходят симптомы нарушения чувствительности ног, руки беспокоят меньше.

Фторурацил «бьёт» по головному мозгу, вызывая неустойчивость походки — мозжечковую атаксию и скачкообразные движения глаз — нистагм, меняет речь из-за неповоротливости языка. Высокие дозы и многосуточные инфузии могут осложняться энцефалопатией. Многократно возрастает частота и интенсивность проявлений при отсутствии в клетках энзима, разрушающего метаболиты фторурацила.

Иринотекан во время введения вызывает острую вегетативную реакцию — холинэргический синдром со слюнотечением и слезотечением, болезненными сокращениями кишечника.

При всем разнообразии клинических проявлений полинейропатии после ХТ и отсутствии четкого алгоритма диагностики, неврологическое осложнение удается вовремя распознать, но предсказать его длительность абсолютно невозможно.


Лечение полинейропатии после химиотерапии

Диагностика полинейропатии базируется на клинических признаках и ощущениях пациента, так как чувствительность и специфичность инструментальных методов невысока. Не разработано стандартов лечения, не написано отечественных клинических рекомендаций по нейротоксичности после химиотерапии, западные гайдлайны не предлагают выверенного алгоритма терапии.

Лечение легкой периферической полинейропатии начинают сразу, если проявления мешают нормальной жизни пациента, в других случаях предпочитают дождаться умеренной интенсивности неврологических проявлений. Констатация тяжелого осложнения требует отказа от продолжения химиотерапии и серьезного лечения с капельницами.

При осложнениях со стороны головного и спинного мозга терапия начинается сразу при любой интенсивности симптомов, возможен пересмотр не только доз, но и всей схемы ХТ.

Не найдено лекарств, которые способны остановить дальнейшее развитие полинейропатии, возможно только купирование неприятных симптомов, а восстановление повреждений «доверено» организму пациента — как и когда сможет, так и будет улучшение. Используются лекарственные средства, улучшающие питание нервных клеток и проводимость импульсов по отросткам, уменьшающие возбудимость и патологическую импульсацию.

Поскольку нет общепринятой тактики терапии, очень многое зависит от диагностических возможностей учреждения и квалификации специалистов. Для успеха крайне важно ежедневное взаимодействие химиотерапевта с неврологом, обязательно имеющим опыт лечения токсических повреждений нервной системы. В нашей клинике есть все составляющие, делающие паллиативную помощь действенной в каждом клиническим случае.

Материалы конгрессов и конференций

Нейротоксичность является одним из специфических системных осложнений противоопухолевой химиотерапии, в том числе новых эффективных цитостатиков различных классов: паклитаксела, доцетаксела, винорельбина, оксалиплатина, иринотекана, гемцитабина и др. В ряде случаев она не только снижает качество жизни пациентов, но и ограничивает дозу цитостатиков, поэтому ранняя диагностика, профилактика и лечение нейротоксичности весьма актуальны.

Обусловленное химиотерапией поражение периферической, центральной и вегетативной нервной системы может быть как изолированным, так и сочетанным. Периферическая нейротоксичность проявляется дистальной и краниальной нейропатией и сегментарными вегетативными нарушениями, в частности, холинэргическим синдромом, синдромом Рейно, нарушением функции кишечника и мочевого пузыря, импотенцией, нарушением потоотделения и ортостатической гипотензией. Наиболее часто развивается токсическая полинейропатия (ПНП) - сенсорная, моторная или смешанная - в основе которой лежит поражение аксонов (аксонопатия), их миелиновых оболочек (миелинопатия) или тел нейронов (нейронопатия). В группу риска развития периферической нейротоксичности следует включать больных сахарным диабетом, злоупотребляющих алкоголем, а также ранее получавших нейротоксичные препараты. Уже до начала химиотерапии у них могут быть проявления полинейропатии, которые, как правило, не являются противопоказанием для цитостатического лечения.

Центральная нейротоксичность может проявиться на уровне спинного мозга миелопатией (встречается крайне редко при интратекальном введении препаратов), на уровне головного мозга - различными психовегетативными нарушениями и острой, подострой или прогрессирующей энцефалопатией с развитием синдрома нарушенного сознания; судорожного синдрома; двигательных нарушений (пирамидных, экстрапирамидных, мозжечковых); когнитивных расстройств и др. Часто наблюдаются такие проявления токсичности как головная боль и головокружение. Центральные вегетативные (надсегментарные) и психовегетативные нарушения включают вегетативную лабильность, вегетативные кризы (панические атаки), эмоционально-аффективные расстройства и астенические состояния. В группу риска развития центральной нейротоксичности следует включать пациентов старшей возрастной группы, страдающих энцефалопатией, сочетающейся с артериальной гипертензией.

Оценка степени тяжести нейротоксичности до настоящего времени остается весьма условной и во многом зависит от используемой шкалы и опыта врача. Наиболее распространены такие критерии токсичности, как СТС-NCIC и СТС-NCI, version 2.0.

Нейротоксичность является дозолимитирующим осложнением цисплатина, её частота достигает 50% и зависит от разовой (≥100 мг/м 2 ) и кумулятивной дозы (≥300-600 мг/м 2 ) цитостатика, одновременного или предшествующего использования других нейротоксичных препаратов, характера сопутствующей патологии. При высоких дозах нейротоксичность возникает практически в 100% и может проявляться нейропатией, симптомом Лермитта, судорожным синдромом, энцефалопатией, преходящей корковой слепотой, ретробульбарным невритом, возможен также преходящий двусторонний паралич голосовых связок. Наиболее часто развивается периферическая ПНП в виде симметричных дистальных парестезий, снижения вибрационной и проприоцептивной чувствительности с развитием сенситивной атаксии при относительной сохранности тактильной и температурной. Первыми обычно страдают стопы. Ранний признак токсичности - снижение ахилловых рефлексов. Наряду с сенсорной развивается моторная или смешанная ПНП. Нередко встречаются мышечные судороги. В течение нескольких месяцев после окончания химиотерапии наблюдается медленный регресс неврологических нарушений, однако, в ряде случаев они могут прогрессировать или впервые возникать даже после прерывания лечения. Центральная нейротоксичность цисплатина проявляется острой и подострой энцефалопатией, частота которой составляет 0,2-2,7% при кумулятивной дозе препарата 200-700 мг/м 2 . Как правило, симптомы транзиторны и в большинстве случаев исчезают в течение недели без каких-либо резидуальных явлений даже после повторных эпизодов при продолжении химиотерапии. Поздняя (отсроченная) токсичность цисплатина крайне редко может проявиться транзиторными ишемическими атаками, церебральными инфарктами, синдромом Рейно. У 30-50% больных при кумулятивной дозе цисплатина 100-300 мг/м 2 развивается ототоксичность в виде шума или звона в ушах и прогрессирующей нейросенсорной потери слуха в диапазоне высоких частот (4000-8000 Hz), а иногда и в диапазоне речевых частот. Обратимость осложнения сомнительна. В тяжелых случаях возникают и вестибулярные расстройства - головокружение, нистагм, атаксия.

Нейротоксичность паклитаксела - также дозозависимое осложнение, достигающее 100%. Обычно симптомы появляются после нескольких курсов стандартных разовых доз препарата (135-250 мг/м 2 ), но могут наблюдаться уже через 24-72 часа после введения высоких доз (>250 мг/м 2 ). Особую настороженность следует проявлять при достижении кумулятивной дозы ≥350 мг/м 2 . В большинстве случаев развивается синдром ПНП различной степени тяжести в виде симметричных, преимущественно сенсорных расстройств (обычно онемения) в дистальных отделах конечностей (чаще нижних). Особенностью являются жгучие боли в подошвах и стопах (чаще при разовой дозе ≥220 мг/м 2 ). Субъективные изменения нередко превалируют над объективными. В процессе химиотерапии парестезии могут распространяться одновременно на дистальные отделы рук и ног, после её завершения, как правило, наблюдается регресс нарушений чувствительности, однако выпадение сухожильных рефлексов, особенно ахилловых, может сохраняться довольно долго. Восстановление сухожильных рефлексов, как правило, происходит в порядке, обратном выпадению, в течение первых 6-12 месяцев после окончания химиотерапии. Редко встречаются преходящие двигательные (моторная ПНП) и вегетативные (синкопы, паралитический илеус) нарушения, краниальная нейропатия (парестезии в периоральной области, паралич лицевого нерва). Острые нарушения функции центральной нервной системы также встречаются редко (менее 1%) и включают генерализованные эпилептические припадки (grand mal), энцефалопатию в виде преходящей спутанности сознания, афазии, нарушений поведения, атаксии. При высоких дозах паклитаксела (>250 мг/м 2 ) описаны зрительные расстройства в виде преходящих мерцающих скатом, при комбинации паклитаксела (250 мг/м 2 ) с цисплатином отмечена миопатия. Из сопутствующих нейротоксичности осложнений химиотерапии паклитакселом следует отметить артралгии и миалгии (при разовой дозе ≥220 мг/м 2 ).

Основным проявлением нейротоксичности доцетаксела также является дозозависимый синдром ПНП, частота которого достигает 50-70%, при этом только у 2-7% больных он соответствует III-IV степени тяжести. Как правило, разовая доза составляет 100 мг/м 2 , кумулятивная - 300-400 мг/м 2 . Возникает преимущественно аксональная нейропатия, затрагивающая крупные хорошо миелинизированные волокна, чаще сенсорные. Признаки моторной нейропатии наблюдаются крайне редко. Характерный для доцетаксела синдром задержки жидкости усугубляет проявления периферической нейротоксичности. Из признаков центральной нейротоксичности обращает внимание астенический синдром, тяжесть которого у 10-22% больных достигает II-III степени. Транзиторные миалгии при лечении доцетакселом наблюдаются сравнительно редко (7-10%).

Нейротоксичность винорельбина проявляется периферической нейропатией и запором. Признаки токсичности чаще возникают после 5-го введения (25-30 мг/м 2 еженедельно) и носят вначале обратимый непостоянный характер, по мере продолжения лечения они могут стать постоянными и нарастать по тяжести. Во время клинической апробации винорельбина в России у 60% больных отмечен астенический синдром в виде нарастающей слабости и "усталости от лечения", что иногда требовало перерыва в проведении химиотерапии.

Частота нейротоксических эффектов фторурацила мала (5-10%). В основном это острая мозжечковая дисфункция (атаксия, нистагм, дисметрия, дизартрия). Наблюдается и диффузное поражение головного мозга в виде энцефалопатии, проявляющейся головной болью, нарушением сознания, дезориентацией, летаргией, судорогами, экстрапирамидными расстройствами, дефектами познавательной деятельности. Встречаются глазодвигательные нарушения (парезы III и IV краниальных нервов), проявления фокальной дистонии. Периферическая нейропатия встречается крайне редко и может смешиваться с плантарно-пальмарной эритродизестезией (hand-foot syndrome), являющейся проявлением кожной токсичности. Нейротоксические эффекты цитостатика обычно дозо- и режимозависимы и, как правило, обратимы при отмене или редукции дозы. У больных с нарушенным метаболизмом пиримидина, таким как дефицит энзима дигидропиримидин дегидрогеназы, встречающимся примерно у 3% больных раком, риск развития нейротоксичности при лечении фторурацилом повышается до 40%.

Из нейротоксических эффектов капецитабина можно отметить лишь единичные случаи ПНП легкой степени; гемцитабина - нейропатию I-II степени у 3% больных, легкую или умеренную сонливость (10-15%) и слабость, которые наблюдают при уровне разовых доз препарата порядка 1200 мг/м 2 , отмечены также единичные случаи транзиторного нарушения сознания с развитием преходящих церебральных симптомов и психовегетативные расстройства.

Основное проявление нейротоксичности иринотекана - острый холинэргический синдром, развивающийся в первые сутки после введения у 80-85% больных и характеризующийся повышенной потливостью, гиперсаливацией, ринореей, слезотечением, диареей, коликообразными болями в животе, "затуманиванием" зрения. Эта периферическая (сегментарная) вегетативная нейротоксичность обусловлена способностью иринотекана ингибировать фермент антихолинэстеразы и активировать тем самым парасимпатическую иннервацию. Кроме того, встречаются единичные случаи токсической ПНП легкой степени и психовегетативные проявления.

Неврологический контроль и терапия нейротоксичности цитостатиков у больных солидными злокачественными опухолями в каждом конкретном случае должны быть индивидуальными. Общепринятых схем лечения в настоящее время нет, терапия носит в основном симптоматический характер и проводится при достижении II (умеренной) степени. Однако, как показывает практика, в тех случаях, когда симптомы периферической нейротоксичности ухудшают качество жизни пациентов, их лечение следует начинать уже при I (легкой) степени. Симптоматическое лечение проявлений центральной нейротоксичности необходимо начинать уже при I степени тяжести. При достижении II степени следует решать вопрос о редукции дозы цитостатика, прерывании или, в некоторых случаях, прекращении химиотерапии. Центральная нейротоксичность III-IV степени требует прекращения химиотерапии.

Симптоматическое лечение включает ноотропные и сосудистые препараты, средства, улучшающие тканевой обмен, и блокаторы кальциевых канальцев. При болях целесообразно назначение ненаркотических анальгетиков и антидепрессантов. При явлениях центральной нейротоксичности по показаниям назначают кортикостероиды, противосудорожные, психотропные, гипотензивные и мочегонные препараты, а также b-блокаторы. При своевременно начатой корригирующей терапии симптомы центральной нейротоксичности, как правило, обратимы. При нейротоксичности III-IV степени на фоне общей детоксикационной терапии следует назначать инфузии плазмозамещающих растворов, сосудистых и ноотропных препаратов. В определенной степени могут быть действенны комплексоны, такие как унитиол, показаны также вспомогательные препараты, стимулирующие метаболические процессы (фосфаден), при парезах назначают антихолинэстеразные средства.

Проводя терапию, направленную на коррекцию неврологических проявлений периферической токсичности, необходимо учитывать, что регресс симптоматики наблюдается, как правило, после завершения химиотерапии. Так как больные солидными злокачественными опухолями наряду с химиотерапией нередко получают и другое сопутствующее лечение, целесообразно ограничить назначение препаратов, направленных на коррекцию проявлений нейротоксичности, необходимым минимумом.

Читайте также: