Акт жевания. Влияние зубочелюстных деформаций на акт жевания

Обновлено: 29.11.2022

В статье описываются механизмы формирования функций глотания и жевания у детей раннего возраста и их влияние на правильное формирование зубо-челюстной системы. А также даются рекомендации по правильному проведению искусственного вскармливания ребёнка. Данный материал будет полезен как педагогам, так и молодым родителям. Материал статьи основан на книге Я.В.Кстиной, В.М.Чапала "Коррекция речи у детей: взгляд ортодонта".

ВложениеРазмер
vliyanie_funktsiy_glotaniya_i_zhevaniya_na_formirovanie_zubochelyustnoy_sistemy.docx 18.06 КБ

Предварительный просмотр:

Влияние функций глотания и жевания на формирование зубочелюстной системы.

Зубочелюстная система, как и прочие системы человеческого организма,- функциональная саморегулирующаяся, способная адаптироваться к изменяющимся внешним условиям. В большинстве случаев речевые патологии, так или иначе, связаны с функциональными нарушениями, обусловленными особенностями строения органов речи. Неправильное распределение мышечного давления при жевании, а также при нарушении функции глотания – основная причина большинства аномалий и деформаций челюстно-лицевой области. Вот почему нельзя ограничиваться обследованием ребёнка, приступающего к занятиям с логопедом, лишь у детского невролога, отоларинголога и окулиста, необходимо провести его тщательный осмотр врачом-ортодонтом для своевременного выявления нарушений в развитии зубочелюстной системы, тесно связанной с формированием речевой функции.

Правильное формирование функций глотания и жевания оказывают большое влияние на формирование зубочелюстной системы ребёнка. Глотание – сложный комплекс двигательных реакций, благодаря которым пища перемещается из полости рта через пищевод в желудок. Глотательный рефлекс относится к врождённым. В норме в акте глотания принимают участие 22 мышцы челюстно-лицевой области, подъязычной области и глотки. Ребёнок рождается с хорошо развитым механизмом глотания, которое в первые месяцы носит название инфантильного. Благодаря сокращению мышц губ, щёк языка при сосании в полости рта младенца создаётся отрицательное давление, и молоко попадает в рот, а язык, располагаясь между беззубыми десневыми валиками, направляет молоко в ротоглотку. До прорезывания первых зубов такой инфантильный тип глотания, при котором язык упирается в губы, является физиологической нормой. Но по мере прорезывания молочных зубов сосание заменяется жеванием, тип глотания у ребёнка перестраивается на соматический. Язык при соматическом глотании расположен в передней трети твёрдого нёба, при этом спинка языка продвигает пищу в гортань.

При искусственном вскармливании очень важно соблюдать следующие правила:

  • Соска должна быть надета на бутылку с широким горлышком, иметь три маленьких отверстия и быть упругой;
  • Бутылочку необходимо держать под углом сорок пять градусов, не оказывая ею давления ни на верхнюю, ни на нижнюю челюсть;
  • Держать ребёнка на руках преимущественно в одной и той же позе – так, как при кормлении грудью;
  • Своевременно добавлять прикорм и переходить на кормление твёрдой пищей согласно рекомендациям педиатра;
  • При кормлении из ложки её следует подносить к губам, а не вводить непосредственно в рот. Малыш должен тянуться к ложке, это движение – своего рода тренировка мышц челюстей. Ложка для ребёнка в возрасте одного года – основной столовый прибор.

Формирование функций глотания и жевания будет задерживаться, если искусственное вскармливание проводить неправильно и при достижении ребёнком годовалого возраста кормить его только через соску. При осмотре таких детей часто выявляется инфантильный тип глотания. Внешние признаки: язык ребёнка в покое и при глотании располагается между зубами верхней и нижней челюстей; рот открыт; нижняя челюсть отстаёт в развитии; в процесс глотания заметно вовлекаются мышцы щёк и круговой мышцы рта, напрягаются подбородочная мышца и мышцы шеи, что легко проверить, попросив ребёнка сглотнуть слюну. Всё это создаёт избыточное давление на зубные ряды при каждом глотательном движении. В результате формируется мышечный дисбаланс – внешнее давление приоральной мускулатуры преобладает над давлением языка изнутри. (В норме язык, упираясь при глотании в переднюю треть твёрдого нёба, обеспечивает и поддерживает правильную форму зубных рядов.) Эти нарушения ведут к значительным изменениям в развитии челюстно-лицевой области, в частности к формированию открытого прикуса, а также к нарушению артикуляции, приводящему к неправильному произношению отдельных звуков. При инфантильном типе глотания язык ребёнка привыкает к простейшим движениям, поэтому язычная мышца развита слабо. В результате нередко ошибочно ставится диагноз макроглоссия, в то время как язык ребёнка недостаточно развит и подвижен. Неправильное глотание очень часто сочетается с ротовым или смешанным типом дыхания.

Функция жевания у детей с нарушением нормального соотношения развития челюстей также не может протекать полноценно, что отражается на общем состоянии развития. В норме при жевании рот должен быть закрыт, пищу нужно откусывать передними резцами, а разжёвывать попеременно с правой и левой стороны жевательными зубами (молярами).

Таки образом, проблема коррекции миофункциональных нарушений у детей с нарушенными функциями глотания и жевания стоит особенно остро и требует определённого плана лечения.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты


Влияние мультфильмов, игр и игрушек на формирование сознания детей

Наши дети постоянно находятся под огромным психоэмоциональным и духовным давлением - в детском саду, в компании сверстников, во время просмотра телепередач.Особенно ощутим для них этот прессинг, когда.

Влияние развития мелкой моторики рук на формирование правильного звукопроизношения детей дошкольного возраста.

Начинать работу по развитию мелкой моторики нужно с самого раннего возраста. Уже грудному младенцу можно массировать пальчики, воздействуя тем самым на активные точки, связанные с корой головного мозг.


«Коррекция школьно значимых функций у дошкольников с речевыми нарушениями в системе коррекционных занятий »

«Коррекция школьно значимых функций у дошкольников с речевыми нарушениями в системе коррекционных занятий ».


Комплексное клинико-педагогическое обследование зубочелюстной системы и ротовой полости.

Обследование детей является важнейшей часть работы с ребенком-логопатом. Практикующие логопеды чаще всего сталкиваются с нетяжелыми, но достаточно выраженными анатомическими деформациями зубочелюстной.


Роль глотания и жевания на этапе формирования речи у детей дошкольного возраста

Все мы знаем, что речь – это одна из основных функций человека, необходимых ему для того, чтобы вести полноценную жизнь. Естественным периодом формирования речи являются первые три года жизни ма.

Ортодонтические проблемы у детей дошкольного возраста. Взаимосвязь аномалий зубочелюстной системы с нарушениями звукопроизношения у детей

Произношение каждого звука - это сложный акт, требующий точной координированной работы всех частей речедвигательного и речеслухового анализаторов. Самым тесным образом звукопроизношение связано .

Акт жевания. Влияние зубочелюстных деформаций на акт жевания

1. Анатомно-физиологические особенности челюстно-лицевой области и методы ее исследования [Текст]: учеб. пособие / под общ. ред. М.М. Лапкина, Н.В. Курянина. – М.: «Медицинская книга», 2005. – 180 с.

3. Зайчик А.Ш. Патофизиология. В 3 томах. Том 1. Общая патофизиология (с основами иммунологии) [Текст]: учеб. / А.Ш. Зайчик, Л.П. Чурилов. – 4-е изд. – СПб.:ЭЛБИ-СПб, 2008. – 656 с.

4. Патологическая физиология [Текст]: учеб. / под общ. ред. В.В.Моррисона, Н.П. Чесноковой. – 4-е изд. – Саратов: Изд-во Сарат. гос. мед. ун-та, 2009. – 679 с.

5. Терапевтическая стоматология [Текст]: учеб. / под общ. ред. Е.В. Боровского. – М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2011. – 840 с.

6. Типовые реакции иммунной системы на действие антигенов-аллергенов [Текст]: учеб. пособие / под ред. Н.П. Чесноковой. – Саратов: Изд-во Сарат. гос. мед. ун-та, 20014. – 156 с.

Жевание и формирование пищевого комка

Жевание – это сложный рефлекторный акт, обеспечивающий механическую обработку пищи, ее измельчение, смачивание слюной, частичную химическую обработку, а также апробацию вкусовых качеств пищи и формирование пищевого комка. Жевание является двигательным, моторным актом ротового пищеварения, обеспечивается движениями нижней челюсти относительно верхней в горизонтальной и вертикальной плоскостях при участии жевательных мышц. Различают основные и вспомогательные жевательные мышцы; к числу основных относятся жевательная мышца, поднимающая нижнюю челюсть, височная, латеральная и медиальная крыловидные мышцы. При сокращении основных жевательных мышц возникает подъем нижней челюсти и ее движения в горизонтальной плоскости. Вспомогательные жевательные мышцы: подбородочно-подъязычная, челюстно-подъязычная, переднее брюшко двубрюшной мышцы – опускают нижнюю челюсть [1, 3, 4, 5, 6, 7].

В процессе жевания важная роль отводится мимической мускулатуре и мышцам языка. Мышцы языка расположены в поперечном, вертикальном и продольном направлениях, переплетаются между собой. Язык является «диспетчером» формирования пищевого комка, с помощью языка происходит равномерное распределение пищи на зубные ряды. Язык извлекает пищу из преддверия полости рта, помогает ее перемешиванию со слюной и пропитыванию [2, 5, 7].

Мимическая мускулатура губ и щек участвует в захвате пищи, плотном замыкании полости рта и удержании в ней пищи. Особенно важную роль эти мышцы играют при приеме жидкой пищи и при сосании.

Акт жевания осуществляется в три фазы:

1. Нижняя челюсть опускается и движется в сторону. При этом пища за счет щечных мышц и языка попадает между зубными рядами.

2. Нижняя челюсть поднимается – и пища начинает раздавливаться за счет соприкосновения бугров моляров и премоляров – антагонистах верхней и нижней челюсти.

3. Горизонтальные движения нижней челюсти – при этом пища растирается, перемалывается, зубные ряды вновь смыкаются. После этого жевательный цикл повторяется.

В ходе акта жевания пища измельчается, пропитывается, слюной, склеивается муцином в пищевой комок, который продвигается к корню языка, попадает в образовавшийся там желобок и готовится к проглатыванию. Пищевой комок формируется в пределах 5–15 сек, однако скорость его формирования определяется не только механическими качествами пищи, но и состоянием жевательного аппарата, в частности зубов [1, 2, 5, 7].

Регуляция акта жевания

Регуляция акта жевания осуществляется рефлекторно на основе произвольных и непроизвольных механизмов. Безусловно-рефлекторная регуляция жевания осуществляется при поступлении пищи в полость рта, когда раздражаются различные рецепторы слизистой оболочки – тактильные, температурные, вкусовые, болевые. Импульсы от указанных рецепторов идут по чувствительным волокнам язычного нерва (третья ветвь V пары черепно-мозговых нервов), большого и малого нёбных нервов (вторая ветвь V пары), по барабанной струне (ветвь VII пары) и верхнегортанному нерву (ветвь X пары), языкоглоточному нерву в продолговатой мозг в комплексный пищевой центр, центр акта жевания. Возбуждение от центра идет по эфферентным волокнам V, VII, XII пар черепно-мозговых нервов к собственно жевательным мимическим мышцам. Этот механизм обеспечивает непроизвольное сокращение жевательных мышц. Произвольная регуляция акта жевания осуществляется при участии коры головного мозга и других структур: от чувствительных ядер ствола мозга афферентные пути поступают в специфические ядра таламуса, а оттуда в мозговой отдел вкусового анализатора. Здесь происходят анализ и синтез афферентных сигналов. Помимо специфического пути информация поступает в кору головного мозга по неспецифическим путям: на уровне ствола мозга и зрительных бугров от афферентных путей отходят коллатерали к ретикулярной формации, откуда импульсы идут в двух направлениях – по восходящим неспецифическим путям в кору головного мозга, а по нисходящим путям в составе эфферентных волокон V, VII, XII пар черепно-мозговых нервов, которые иннервируют жевательные и мимические мышцы [3, 4, 5, 7].

В коре головного мозга также идет переключение с чувствительных нейронов на двигательные, от них в составе нисходящих пирамидных путей импульсы идут к двигательным ядрам ствола мозга. Таким образом, за счет коры головного мозга происходит регуляция произвольных сокращений жевательных мышц, а также формируется представление о съедобности пищи [4,7].

Таким образом, жевание – это сложный процесс, обеспечиваемый координацией условных и безусловных рефлексов. Акт жевания определяет качество механической и химической обработки пищи, время пребывания пищи в полости рта, а также обеспечивает рефлекторную стимуляцию моторной и секреторной функции других отделов пищеварительного тракта. Чем полноценнее акт жевания, тем обильнее и качественнее секреция желудочного сока и сока поджелудочной железы в период сложнорефлекторной фазы секреции. Пока жевание сохранено, поддерживается и кислотность желудочного сока на оптимальных цифрах. При полном отсутствии жевания кислотность желудочного сока заметно снижается.

Регуляция акта глотания

Глотание – это сложнорефлекторный акт, при помощи которого пищевой комок переводится из ротовой полости в желудок. Акт глотания включает в себя три основных фазы:

1. Ротовая, или произвольная.

2. Глоточная, быстрая, непроизвольная.

3. Пищеводная, медленная, непроизвольная.

Ротовая фаза глотания характеризуется тем, что из пищевой пережеванной массы формируется пищевой комок объемом 5-15 см3. Движениями языка и щек пищевой комок перемещается к корню языка за передние дужки глоточного кольца. С этого момента глотание становится непроизвольным.

Глоточная фаза возникает тогда, когда пищевой комок раздражает рецепторы слизистой оболочки мягкого неба, основания языка или задней стенки глотки. К центру глотания комплексного пищевого центра продолговатого мозга возбуждение поступает по чувствительным волокнам IX пары черепно-мозговых нервов (языкоглоточному). Отсюда импульсы распространяются по эфферентным волокнам в составе V, IX, X, XII пар нервов к мышцам полости рта, глотки, гортани, пищевода. За счет сокращения этих мышц закрывается вход в полость носа со стороны глотки мягким небом. Одновременно смещается подъязычная кость, приподнимается гортань и закрывается вход в гортань надгортанником, что предотвращает попадание пищи в дыхательные пути. Одновременно расслабляется верхний пищеводный сфинктер и пищевой комок перемещается в пищевод. Обратному перемещению пищи в полость рта препятствует поднявшийся вверх корень языка и плотно прилегающие к нему дужки. В это же время открывается верхний сфинктер пищевода, образованный его верхним отделом и перстнеглоточной мышцей, и пищевой комок поступает в краниальную часть пищевода. С этого момента начинается пищеводная фаза глотания [3, 4, 5, 7].

Пищеводная фаза. Слизистая пищевода является мощной рефлексогенной зоной. Раздражение ее рецепторов, в основном механорецепторов, ведет к рефлекторному сокращению мышц пищевода. При этом последовательно сокращаются кольцевые вышележащие мышцы и расслабляются нижележащие. Такие перистальтические сокращения называются сокращениями типа диастальзиса и способствуют перемещению пищевого комка в сторону желудка. Скорость распространения волны составляет 2-5 см/сек. Помимо сокращения мышц пищевода перемещению комка способствует также перепад давления между глоткой и пищеводом, тонус мышц пищевода, сила тяжести пищевого комка.

Центр глотания комплексного пищеварительного центра продолговатого мозга через ретикулярную формацию связан с другими центрами продолговатого мозга, в частности с центром дыхания и ядрами блуждающих нервов. В момент возбуждения центра глотания деятельность дыхательного центра затормаживается, что обеспечивает задержку дыхания в момент глотания. Одновременно снижается тонус ядер блуждающих нервов, уменьшается его влияние на сердце, частота сердечных сокращений увеличивается [2, 5, 7].

Нарушения жевательной функции

Казалось бы, что особенного в том, чтобы прожевать и проглотить пищу? Оказывается, этот незамысловатый процесс может вызвать множество проблем. Мы привыкли все время куда-то спешить, поэтому часто прибегаем домой после тяжелого дня уставшие и голодные. В результате мы мчимся к холодильнику, быстро едим и начинаем заниматься домашними делами, не задумываясь о том, насколько важно правильно питаться в соответствии с режимом и почему нужно тщательно пережевывать пищу. Однако дело не только в спешке. Во многих случаях речь идет о нарушении жевательной функции. Чтобы данная проблема не привела в конечном счете к патологии пищеварения, важно следить за состоянием зубочелюстной системы.

Как связаны жевание и пищеварение

Жевание является первичной фазой пищеварения, которая заключается в измельчении, растирании и перемешивании еды со слюной. За этот процесс отвечают височно-челюстные суставы и зубы. Когда мы видим перед собой вкусное блюдо и вдыхаем его аромат, во рту происходит слюноотделение. Это говорит о том, что пищеварительный процесс уже начался. Пищевой комок проходит в полости рта легкую обработку, а в это время в желудке уже вырабатывается сок. Чем лучше мы пережевываем пищу, тем легче она продвигается по желудочно-кишечному тракту, лучше переваривается и усваивается. Также длительное жевание хорошо влияет на состояние полости рта, так как нагрузки на зубы, десны и мышцы увеличивают «срок службы» зубочелюстной системы.

Что может вызвать нарушение жевательной функции

Проблемы с жеванием могут возникнуть по разным причинам, среди которых следует выделить:

кариес. Патологическое действие бактерий вызывает разрушение органических и минеральных компонентов наружной эмали и дентина. При прогрессировании данного состояния может возникнуть воспаление пульпы и периодонта;

пародонтоз. Это серьезное заболевание полости рта, при котором происходят дистрофические изменения пародонта. Зубы расшатываются и выпадают под влиянием различных факторов (нарушение обмена веществ, проблемы с пищеварением, гиповитаминоз, несбалансированное питание и т. д.);

аномалии прикуса и отдельных зубов, вторичные деформации зубных рядов. Уменьшение количества зубов, вызванное функциональной перегрузкой, может спровоцировать деформацию зубных рядов и нарушение прикуса, что еще больше усугубит расстройство жевания;

проблемы с жевательными мышцами. Нарушения происходят из-за спазмов (например, при столбняке или менингите), паралича, травм, инфекций и т. д.;

воспалительные процессы в полости рта. Пульпит, гингивит, стоматит способны не только нарушить процесс жевания и, как следствие, пищеварения, но также повысить чувствительность клеток и тканей и вызвать аллергические заболевания внутренних органов;

патологии височно-нижнечелюстных суставов. В данном случае проблемы с жеванием могут быть вызваны такими заболеваниями, как артрит, артроз, тендинит, синовит.

К чему могут привести нарушения жевательной функции

При проблемах с функцией жевания снижается качество механической и химической обработки пищи. В результате съеденное блюдо задерживается в нижних отделах желудочно-кишечного тракта и переваривается более медленно. Данный процесс может вызвать брожение и гниение пищи. В результате снижается эффективность пищеварения, что в крайних случаях способно привести к интоксикации организма. Кроме того, плохо пережеванная еда травмирует слизистую оболочку желудка. Процесс переваривания ухудшается под влиянием негативных факторов, поэтому мы начинаем чувствовать дискомфорт в желудке, который сопровождается болью, тяжестью, вздутием живота, повышенным газообразованием и т. д. Подводя итог, можно сделать следующий вывод: если не обращать внимания на проблемы с жевательной функцией, не исключено, что в будущем придется бороться уже не только с патологиями зубочелюстной системы, но и с заболеваниями органов пищеварения.

Несомненно, при нарушении пищеварения и функций жевания необходимо обратиться к специалисту. Но если на фоне патологического состояния возникли проблемы с пищеварением, то на помощь придет ферментный препарат Микразим®. В состав Микразим® входят активные компоненты, стимулирующие переваривание белков, жиров и углеводов. После приема внутрь капсула быстро растворяется и натуральные ферменты начинают оперативно действовать, помогая улучшить пищеварение.

ИММЕДИАТ-ПРОТЕЗЫ. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД

Длительная потеря зубов и связанные с этим нарушения внешнего вида и речи пагубно сказываются на сфере общения пациента (Е. И. Гаврилов, В. Н. Трезубов (1985), В. Н. Трезубов (1990), J. L. Jacout (1995). Характер и степень этого влияния зависят от пола и возраста больного, его профессии, типа психического реагирования, общего состояния, а также от того, какие зубы были утрачены.

Потеря передних зубов, нарушая эстетические нормы, может вызвать эмоциональную реакцию у молодых людей, отличную от реакции пожилого человека. Для преподавателей и артистов потеря даже одного переднего зуба означает прекращение работы. Поэтому понятно стремление больного как можно скорее избавиться от дефекта зубного ряда, особенно в переднем отделе.

Рассмотрим классическую ситуацию, с которой практикующие врачи стоматологи-ортопеды сталкиваются постоянно. Пациент обратился с жалобой на неудовлетворительное состояние зубочелюстной системы (частичное отсутствие передних и боковых зубов, зубочелюстные деформации и, как результат, неудовлетворительное эстетическое состояние и нарушение функции жевания и дикции). При осмотре и обследовании врач выявляет зубы, подлежащие лечению, а также зубы и корни, сохранить которые не представляется возможным. Пациенты часто задают врачу очень важный для них вопрос: «Сколько времени пройдет до того момента, когда я снова буду с зубами?»

Вопрос терапевтической подготовки не такой пугающий для большинства пациентов. Лечение зубов можно проводить параллельно, до удаления зубов или во время протезирования (если зубы не включаются в конструкцию будущего зубного протеза). Другой вопрос об удалении. Количество удаляемых зубов и корней находится в зависимости от клинической ситуации. Во многих случаях это 5–10 зубов. Обычно в одно посещение хирург-стоматолог удаляет один, максимум 2–3 зуба (в зависимости от состояния зубов и их расположения). Последующая экстракция проводится в среднем через неделю. Таким образом, наш пациент потратит в среднем около 3–4 недель только на удаление зубов при условии, что не будет осложнений.

По общепринятой практике после завершающего удаления перед изготовлением съемного протеза должно пройти еще не менее одного месяца. Протезирование также занимает в среднем около месяца. Первичная адаптация пациента к ортопедической конструкции происходит в течение еще одного месяца (30–40 суток). Таким образом, подытоживая все вышесказанное, от момента обращения пациента к врачу до полной адаптации к зубным протезам проходит около 4 месяцев. Треть года! И все это время он (она) не может улыбаться, нормально разговаривать (из-за потери зубов шепелявит), пережевывание пищи нарушено, приходится отказываться от привычного образа жизни. Личность выпадает из общества. Постоянные мысли о врачах, удалении зубов, протезировании, о том, как окружающие воспримут перемены во внешности, — все это бесконечный стресс, который с каждым днем усугубляется индивидуальными факторами и образом жизни человека.

Иммедиат-протезирование

Так к чему же такие мучения, когда существуют иммедиат-протезы, которые могут безболезненно решить все перечисленные вопросы?

Иммедиат-протез изготавливается до удаления зубов и фиксируется немедленно после одномоментного их удаления (вне зависимости от количества). Таким образом, пациент не испытывает неудобств, описанных выше. Кроме того, при иммедиат-протезировании зубной протез максимально приближен к естественному виду пациента — так, что окружающие не отмечают резких различий во внешности до и после протезирования, сохраняются правильные очертания нижнего отдела лица. Работа идет по принципу «пришел с зубами, ушел с зубами — все в один день, в один час». Следует отметить, что пациенты, как правило, четко улавливают огромное преимущество иммедиат-протезов даже с учетом того, что это временные протезы со сроком пользования от полугода до полутора лет с обязательной их заменой.

Иммедиат-протезирование имеет достаточно большую историю. Обычно выделяют два периода в развитии этого вида протезирования. В литературе описаны археологические находки из могил этрусков и пирамид египетских фараонов, представляющие конструкции с искусственными зубами, вставленными в лунки удаленных зубов (Г. П. Соснин, 1960). В 1875 году Miller предложил термин «prothese immediate», что в переводе означает «непосредственный, немедленный протез». Несколько позднее эти данные стали известны и в Европе, где их впервые описал Е. Parriedt (Германия, 1886 год). Клод Мартен (1889) в своей книге о протезах приводит описание конструкций для замещения утраченных частей верхней и нижней челюстей. Он является основоположником иммедиат-протезирования после резекции верхней челюсти.

До начала XX века иммедиат-протезирование проводилось лишь при потере передних зубов, выполняя преимущественно эстетическую функцию. В 20-х годах прошлого столетия врачи стали применять съемные пластиночные иммедиат-протезы со штифтами, погружаемыми в лунки удаленных зубов, полагая, что они могут лучше передавать жевательное давление на кость и повышать тем самым функциональную ценность протеза. Однако наблюдения показали, что штифты со временем вызывали резорбцию стенок лунок, ухудшая условия для дальнейшего протезирования.

Отказ от применения штифтов ознаменовал собой второй период в развитии иммедиат-протезирования. Начиная с 30-х годов альвеолярному отростку старались придать равномерную закругленную форму (Г. П., Соснин, 1960). В нашей стране наиболее заметной вехой развития рассматриваемого вопроса считают кандидатскую диссертацию Г. П. Соснина (1953) на тему «Непосредственное протезирование после удаления зубов», которая впоследствии была издана в виде монографии. Кроме Г. П. Соснина, этой проблемой занимались многие исследователи: А. А. Котляр (1953), Р. Н. Окопова (1957), Е. И. Гаврилов (1963, 1973, 1979, 1985), А. В. Балаев (1969), В. Н. Копейкин (1974), Ю. И. Климашин (1977), А. И. Седракян (1985), Х. А. Каламкаров (1981), S. Exbraydt (1985), Н. Ibory (1990), G. R. Goldstain (1992), A. H. Fenton (1994), D. Wismeyer e. a. (1995), С. de Boat (1997), J. W. McCarthney, S. Fisk (1997), N. U. Zitzmann, P. Marinello (1999) и другие.

В результате обобщения клинического опыта многих отечественных стоматологов сложились два наиболее рациональных метода изготовления иммедиат-протезов.

Приверженцами первого — одноэтапного — являются Б. Н. Бынин, (1953), А. А. Котляр (1953), Г. Н. Соснин (1957, 1973), Е. И. Гаврилов (1973), С. И. Криштаб (1975), J. Campbеll (1934), J. Furness (1930), Seelig (1965) и другие.

Для этого на модели срезают зубы и предают альвеолярному краю полукруглую форму. При этом учитывают состояние слизистой оболочки и степень атрофии кости альвеолярного отростка. Если вокруг зубов, подлежащих удалению, отмечается отечность слизистой оболочки и резкая атрофия кости, альвеолярный отросток обрабатывают вокруг срезанных зубов со стороны вестибулярной поверхности. Толщина снятого слоя гипса равняется 2–3 мм. Однако такая обработка модели способствует созданию иммедиат-протезов, формирующих приблизительную форму альвеолярного края, которая после удаления зубов становится иной и, снижая уровень кровяного сгустка, резко уменьшает высоту альвеолярного гребня после регенерации тканей.

Вторая методика этого вида протезирования (И. М. Оксман, 3. Я. Шур, М. Н. Шитова) отличается от вышеописанной тем, что протез готовят в два этапа. Вначале изготавливают из пластмассы базис будущего протеза с обычными границами, затем обрабатывают альвеолярный отросток (гипсовые зубы срезают так, что на поверхности альвеолярного отростка остается культя высотой 1 мм). После идет обычная постановка зубов, и изготовление протеза заканчивается, как при починке, когда необходимо приварить несколько новых зубов. Поскольку базис иммедиат-протеза принимает участие в формировании альвеолярного отростка, в таком протезе постановку делают почти всегда на искусственной десне. Протез, изготовленный по описанной методике, не прилегает базисом к операционной ране и не нарушает в ней процессов, связанных с заживлением. Тем не менее в данном случае неточное прилегание базиса к протезному ложу приводит к балансировке протеза и частым переломам, требуется ранняя перебазировка.

В 1966 году Jerbi описал методику срезания зубов на гипсовой модели для иммедиат-протезов. Этот метод был предназначен для обеспечения того, чтобы базис зубного протеза мог адаптироваться к области, на которой были удалены зубы.

За время внедрения и развития методики иммедиат-протезирования (до 70-х годов ХХ века) специалисты стремились восполнить преимущественно эстетический недостаток после удаления зубов. Протез при введении в полость рта сразу после удаления зубов прилегал неточно, в результате и функциональная нагрузка на протезное ложе распределялась неравномерно, снижая функциональные возможности протеза. В 70–80-х годах ХХ столетия резко возрос интерес к иммедиат-протезированию, состоянию постоперационной раны, взаимодействию протеза и раневой поверхности, а также направлению атрофии костной ткани после удаления зубов.

Г. П. Соснин (1973) установил, что кровяной сгусток в послеоперационной ране хорошо сохраняется под непосредственным протезом. Это в первую очередь объясняет более быстрое по сравнению с контролем образование в ране соединительной ткани. Значительную роль в ускорении этих процессов автор отводит влиянию функциональных раздражителей. Е. И. Гаврилов (1973, 1975) считал, что протез в этом случае представляет собой защитную пластинку и формирующий аппарат. Формирование альвеолярного отростка происходит вследствие ускорения атрофии кости в местах наибольшего удельного давления.

В этом отношении он коренным образом расходится во взглядах с Б. Н. Быниным (1937), который полагал, что протез своим перемежающимся давлением стимулирует процессы кровообращения и регенерации кости альвеолярных частей посредством усиления в ней обменных процессов.

Несомненно, иммедиат-протез оказывает положительное влияние на сроки реабилитации пациентов при ортопедическом лечении. А само протезирование, по мнению Е. И. Гаврилова (1973), отражает идею законченности лечения. Дело в том, что удаление зубов или другие операции, избавляя больного от одного страдания, по существу, являются лишь промежуточным этапом в лечении, пока не происходит окончательное протезирование (Е. И. Гаврилов, 1973; Г. П. Соснин, 1973; K. Hapelporst, 1980).

Длительный период нарушения функции жевания является пусковым механизмом серьезных нарушений функции пищеварительной системы (А. И. Замурейко, 1975, 1977), а также возникновения зубочелюстных аномалий и деформаций (В. А. Пономарева, 1979; Е. И. Гаврилов, 1984; C. H. Zeltseiy, R. Masella, J. Choleva, 1990), расстройств ВНЧС (А. И. Дойников, 1978; В. П. Панчоха, 1981; В. А. Хватова, 1982; Т. Rooney, S. Berman, 1995, и др.).

Потеря части зубов ведет к нарушению непрерывности зубных рядов, изменяет функциональное состояние зубочелюстной системы. После частичной утраты зубов одни зубы исключаются из акта жевания, а другие перегружаются. Опорный аппарат получает большую нагрузку как по величине, так и по продолжительности. Известно, что жевательное давление в физиологических границах является необходимым функциональным раздражителем, поддерживающим на определенном уровне обменные процессы в тканях жевательных мышц. Отсюда следует, что отсутствие функции или ее ослабление, равно как и чрезмерное функциональное напряжение, нарушают трофику жевательных мышц и, как следствие, их морфологию.

Исследование иммедиат-протезов

Клинические наблюдения показывают, что за тот достаточно длительный промежуток времени, который проходит с момента удаления зубов до протезирования, происходит перестройка жевательного аппарата, которая значительно ослабляет пародонт и жевательные мышцы (В. Ю. Миликевич, 1964; Е. С. Левина, 1973; М. В. Росинская, 1973).

Иммедиат-протез — это, прежде всего, лечебный аппарат, находящийся в сложном взаимодействии с жевательно-речевым аппаратом вообще и слизистой оболочкой полости рта в частности. Иммедиат-протез не только восстанавливает утраченную функцию жевания, эстетику и фонетику, но и устраняет или ослабляет вредные факторы (травматическую окклюзию, перегрузку ВНЧС, повышенную стираемость зубов) и создает благоприятные условия для нормального функционирования зубочелюстной системы.

При операциях на челюстях с нарушением их непрерывности иммедиат-протезы помогают фиксировать здоровый фрагмент в правильном положении. Иммедиат-протез формирует для себя ложе, предупреждая возникновение грубых рубцов при различных видах пластических операций (Е. И. Гаврилов, 1973, 1979; М. Ф. Сухарев, 1996; J. Hornova, 1990; A. R. Wittcampf, 1990; J. L. Lacout, 1995; Т. Rooney, S. Berman, 1995; М. М. Woloch, 1998).

Следовательно, к иммедиат-протезированию имеются широкие показания, но наиболее частыми из них являются:

1) удаление передних зубов;

удаление зубов с потерей последней пары антагонистов (потеря фиксированной межальвеолярной высоты);

удаление зубов, когда пародонту оставшихся зубов грозит функциональная перегрузка;

удаление коренных зубов с образованием двусторонних концевых изъянов при глубоком прикусе и артропатиях;

удаление зубов в боковом отделе, даже на одной стороне, при наличии симптомов пародонтита;

при резекции альвеолярной части и тел челюстей — для формирования мягких тканей и предупреждения рубцевания.

Таким образом, иммедиат-протез рассматривается не только для восполнения эстетического дефекта, но и для восстановления функции жевания, перераспределения жевательной нагрузки, в качестве изолирующей повязки для сохранения кровяного сгустка, защиты лунки после удаления зубов от механических, химических и температурных раздражителей.

В 80–90-е годы проводится более детальное и углубленное изучение взаимодействия иммедиат-протеза и зубочелюстной системы. Особое внимание уделяется пародонту оставшихся зубов, мышечному аппарату и ВНЧС. Отдельную нишу занимает протезирование при заболеваниях пародонта.

А. Н. Седракян (1985) показал, что при комплексном лечении заболеваний пародонта целесообразно применение цельнолитых шинирующих конструкций иммедиат-протезов. Последние могут рассматриваться и как постоянные протезы. Автор рекомендует лишь реставрировать их полимерные базисы через 3–6 месяцев лабораторным путем, чтобы восстановить соответствие протезного ложа и базиса.

О. Г. Омаров, В. А. Пономарева (1986) успешно применяли иммедиат-протезы и при лечении деформаций зубного ряда, что стимулировало заживление раны, сохраняло функцию жевания, глотания, речи. Кроме того, до постоянного протезирования это помогало избегать перегрузки оставшихся зубов, прогрессирующей деформации зубных рядов; сохранить оптимальные условия для пародонта (кровообращение, обменные процессы).

В. А. Хватова и соавторы (1987) на основании показаний электромиографии при артрозах ВНЧС, обусловленных деформациями окклюзионной поверхности, выявили целесообразность иммедиат- и раннего протезирования, восстановления целостности зубных рядов и окклюзионных контактов для профилактики заболеваний ВНЧС.

Начиная с 90-х годов ХХ столетия специалисты наряду с признанием очевидных положительных свойств иммедиат-протезов стремятся взять под полный контроль изменения, происходящие в операционной ране. Для этого при удалении зубов перед наложением иммедиат-протеза в лунки производят имплантацию различных лекарственных средств на основе кальция, гидроксиаппатита для стимуляции и направления регенерации костной ткани.

Для предупреждения атрофии альвеолярных отростков, ускорения их регенерации после удаления зубов и адаптации пациентов к иммедиат-протезам применяется предварительная коллагенопластика лунок (В. Р. Шамшурина (1997), Н. Г. Аболмасов (1998).

Некоторые авторы рекомендуют использовать иммедиат-протезы в качестве лечебных повязок, нанося на внутреннюю поверхность базиса бальзам Шостаковского или масла растений, обладающих выраженными регенераторными свойствами, — шиповника, облепихи и др. (Н. П. Сысоев)

В целом иммедиат-протезирование благоприятно влияет на психику больного и его общее состояние (А. А. Алиев, 1980), обладая высоким психотерапевтическим эффектом (В. Н. Трезубов, 1989, 1999).

Методика обследования, общей подготовки, санации полости рта больного при иммедиат-протезировании неспецифична. Наиболее удобным и рациональным лечебно-профилактическим средством для этой цели является съемный пластиночный иммедиат-протез. В дальнейшем под его прикрытием можно дождаться создания необходимых условий в полости рта и протезировать оптимальной конструкцией, какой бы сложной она ни была (Е. И. Гаврилов, 1979; В. Zimmerman, 1990; L. Freyburg e. a., A. R. Au e. a., 1994).

Таким образом, иммедиат-протез — это аппарат, обладающий комбинированным действием. Для пациентов наиболее наглядно и ощутимо его компенсаторное действие отсутствие изменений внешнего вида пациента, устранение эстетического изъяна, восстановление речи, функции жевания. Кроме этого, иммедиат-протез оказывает еще и лечебное и профилактическое действие.

Лечебное действие: протез выполняет защитную функцию, предохраняя кровяной сгусток, нервные окончания, раневую поверхность от механических, химических и температурных раздражителей, демонстрирует ускорение регенераторных процессов после удаления зубов, целенаправленное формирование альвеолярной части и благоприятное влияние на результаты последующего протезирования; возможность местного применения антисептиков.

Профилактическое действие: профилактика осложнений после удаления зубов, деформаций зубных рядов, перегрузки оставшихся зубов, их повышенной стираемости, перегрузки ВНЧС, сохранение тонуса жевательной мускулатуры.

На основании вышеизложенного четко просматривается вывод о том, что иммедиат-протезы необходимо рассматривать как обязательный или крайне желательный этап санации, как мощное профилактическое средство восстановления и поддержания нормальной функции зубочелюстной системы.

Иммедиат-протезы — эффективное средство сохранения и повышения уровня качества жизни современного человека.

Восстановление жевательной эффективности зубочелюстной системы

«Жевание представляет собой жизненно важную функцию обработки и проглатывания пищи и является условием ее переваривания» [5]. Эффективность работы зубочелюстной системы зависит от состояния окклюзии, височно-нижнечелюстного сустава и жевательных мышц. Ключевым фактором стоматологического лечения является гармонизация окклюзионных взаимоотношений — окклюзионная реабилитация. Главная характеристика естественного взаимоотношения бугорков и фиссур зубов-антагонистов — беспрепятственное движение из положения центральной окклюзии при пережевывании пищи с минимальными контактами определенных зубов или групп зубов.

Одним из факторов, обеспечивающих стабильную динамическую окклюзию и эффективное пережевывание пищи, является функция клыковой направляющей — клыковое ведение, или рабочий клыковой путь. Разобщение зубных рядов на клыках при боковых движениях нижней челюсти обеспечивает защиту твердых тканей зубов и пародонта от чрезмерных нагрузок при жевании, что необходимо создавать при изготовлении ортопедических конструкций или терапевтических реставрациях. Проприоцептивная чувствительность клыков контролирует работу жевательной мускулатуры, нормализуя и синхронизируя их работу [1, 3, 4].

Цель исследования: изучить влияние клыков на жевательную эффективность зубочелюстной системы.

Материалы и методы исследования

Были применены основные методы исследования: опрос, осмотр, пальпация — и дополнительные: жевательные пробы по Рубинову в модификации, исследование диагностических моделей в артикуляторе Protar (KAVO), поверхностная электромиография с применением портативного электромиографа FREELY фирмы De G?tzen, T-scan-исследование. Результаты оценивали до лечения, после лечения и через 4 месяца после лечения [2].

Пациентка Н., 21 года, обратилась с жалобами на затрудненное пережевывание пищи, умеренные боли в области височно-нижнечелюстного сустава и в жевательной мышце слева, отмечала приоритетную правую сторону жевания. В полости рта имеются фасетки стирания на клыках и резцах. Пальпация жевательных мышц слева умеренно болезненна.

Жевательная проба по Рубинову в модификации заключалась в том, что пациентке предлагалось пережевывать миндальные ядра и два вида мармеладных конфет разной плотности поочередно на правой и левой стороне до рефлекса сглатывания, затем проводилась оценка времени пережевывания и степени измельчения образцов пищи для исследования. Сравнительный анализ пережевывания образцов пищи на правой и левой стороне показал, что пережевывание на привычной (правой) стороне жевания более тщательное и происходит быстрее, чем на левой стороне.

Разница пережевывания по времени составила: орехи — 7 %, мармелад 1 (мягкий) — 5 %, мармелад 2 (плотный) — 3 %. Причем пациентка отмечала болезненное пережевывание на левой стороне, что и объясняет увеличение времени пережевывания до рефлекса сглатывания, а также неудобство жевания на левой стороне (рис. 4) .

По данным электромиографического обследования височных, собственно жевательных и грудинно-ключично-сосцевидных мышц, имеет место дискоординация работы мышц челюстно-лицевой области справа и слева, вовлечение в акт жевания мышц шеи на 115 %, при норме до 20 % (рис. 1) .

1_opt

При исследовании диагностических моделей в положении центральной окклюзии с использованием артикулятора отмечались множественные фиссурно-бугорковые контакты зубов-антагонистов. При исследовании левой латеротрузии определяется отсутствие клыкового ведения и суперконтакт на правой (балансирующей) стороне (на внутреннем скате щечного бугра последнего моляра на нижней челюсти) (рис. 2) .

Рис. 2. Исследование диагностических моделей с использованием артикулятора.

Рис. 2. Исследование диагностических моделей с использованием артикулятора.

При правой латеротрузии определяется отсутствие клыкового ведения и отмечается групповое ведение на зубах 1.4, 1.5, 1.6 рабочей стороны.

При T-scan-исследовании обнаружились плоскостные контакты в области жевательной группы зубов с преобладанием окклюзии на зубах 1.7 и 2.7, наличие суперконтактов в области зубов 1.7, 1.8, 2.7, 2.6, 2.4 и максимальным значением силы сжатия зубных рядов 87,2 % за 8,047 с (секунд). Причем максимальное значение силы в 82,8 % от общего усилия достигается за 1,769 с, а в следующие 6,278 с сила сжатия падает до 10,5 % от общего усилия, что соответствует болевым ощущениям пациента при сжатии зубов и, как следствие, невозможности получить относительно длительное смыкание зубных рядов в центральной окклюзии (рис. 3) .

Рис. 3. Протокол T-scan-исследования окклюзии до лечения.

Рис. 3. Протокол T-scan-исследования окклюзии до лечения.


Рис. 4. Диаграмма, характеризующая время пережевывания образцов пищи (проба по Рубинову в модификации) до лечения и спустя 4 месяца после лечения.

После обследования и профессиональной гигиены полости рта было выполнено восстановление анатомической формы клыков верхней челюсти с применением композита светового отверждения для создания мгновенного размыкания зубных рядов на рабочей и балансирующей сторонах при латеротрузиях (рис. 5) . План лечения включал в себя миогимнастику, прием седативных препаратов.

Результаты и обсуждение

При опросе отмечалась положительная динамика — уменьшились боли в области височно-нижнечелюстного сустава и жевательных мышц. При повторном проведении жевательных проб, результаты которых отображены графически на диаграмме, время пережевывания сократилось в среднем на 25,8 % (миндаль), 29,7 % (мармелад 1) и 12,5 % (мармелад 2), что является хорошим явным признаком увеличения эффективности работы зубочелюстной системы. Разница между правой и левой стороной в среднем составила 2 % (рис. 5) .

Рис. 5а. Смыкание зубных рядов: правая латеротрузия до лечения.

Рис. 5а. Смыкание зубных рядов: правая латеротрузия до лечения.

Рис. 5б. Смыкание зубных рядов: правая латеротрузия после лечения.

Рис. 5б. Смыкание зубных рядов: правая латеротрузия после лечения.

Рис. 5в. Смыкание зубных рядов: левая латеротрузия до лечения, левая латеротрузия после лечения.

Рис. 5в. Смыкание зубных рядов: левая латеротрузия до лечения.

Рис. 5г. Левая латеротрузия после лечения.

Рис. 5г. Левая латеротрузия после лечения.

T-scan-исследование показало отсутствие суперконтактов, восстановление нормальных окклюзионных контактов, площадь которых сократилась. Преобладание окклюзионных контактов локализовалось в области шестых зубов справа и слева с относительно небольшой разницей в 2 %, несмотря на небольшое преобладание площади окклюзии левой стороны над правой. Максимальное значение силы составило 99,0 % и длительности усилия — 9,987 с, что больше и лучше показателей до восстановления анатомической формы клыков на 11,8 % максимальной силы и 1,18 с длительности этого усилия. Причем максимальное усилие 98,1 % достигается за 0,76 с (более чем в два раза быстрее, чем до лечения), а в следующие 9,227 усилие сжатия зубных рядов сохраняется на уровне 76,7 %, что лучше показателей до лечения на 66,2 %.

По данным поверхностной электромиографии, на диаграммах отчетливо отображается симметричность работы правой и левой жевательных мышц и нормализация общего электрического потенциала. Восстановление клыковой направляющей позволило уменьшить процент вовлечения мышц шеи (m. sternoclaidomastoideus) в акт жевания, что привело к увеличению потенциала височной мышцы, как компенсаторной реакции. Электрический потенциал мышц шеи до лечения составил 43-44 ?V*sec, а через 4 месяца — 14—15 ?V*sec, то есть сократился почти в 3 раза. Общий электрический потенциал мышц увеличился на 882 ?V*sec.

Через 4 месяца пациентка жалоб не предъявляла и была довольна эффективностью работы своей зубочелюстной системы.

Выводы

По данным проведенного нами исследования можно отметить влияние окклюзии на работу всей зубочелюстной системы в целом.

В процессе пережевывания пищи зубы пространственно перемещаются в пределах физиологической подвижности. При нагрузке раздражаются механорецепторы периодонта, информация передается в центральную нервную систему (ЦНС). Далее ЦНС посредством эфферентных нервных импульсов управляет и координирует работу мышц, осуществляя жевательную функцию в нужном месте (локализация пищи) с адекватным приложением силы (консистенция пищи). В целом этот процесс можно обозначить как слаженный контрольный механизм с обратной связью, который формируется и адаптируется по мере жизни человека. В сбалансированной жевательной системе окклюзионные поверхности, функция височно-нижнечелюстного сустава и нейромышечные процессы гармонизированы. Повышенное стирание клыков привело к нарушению динамических контактов на рабочей (латеротрузионной) стороне и появлению суперконтактов на балансирующей стороне, что, в свою очередь, увеличило время пережевывания пищи и способствовало возникновению болевых ощущений в височно-нижнечелюстном суставе, в области жевательных мышц, а также дискоординации их работы и уменьшению общего электропотенциала мышц. Восстановление анатомической формы клыка, а соответственно, ведущей его функции (мгновенное размыкание окклюзии при боковом смещении) нормализует жевательную эффективность зубочелюстной системы, которая предполагает равномерное распределение окклюзионной нагрузки, синхронизацию работы жевательной мускулатуры с одновременным уменьшением активности мышц шеи в акте пережевывания пищи, уменьшение времени обработки пищевого комка, тем самым обеспечивая комфорт в челюстно-лицевой области при минимальном вмешательстве.

Читайте также: